Анжелика – неукротимая маркиза

Многих писательниц упрекали в том, что они описывали себя в образе героинь. Юных, нарядных, успешных и конечно прекрасных! Многие писательницы возмущенно отвергали инсинуации. Маргарет Митчелл, поясняя, почему Скарлетт О’Хара не похожа на свою литературную маму, нецензурно охарактеризовала свою героиню. Дважды состоявшая в браке Агата Кристи, совершенно не напоминала старую деву мисс Марпл. Зато Александра Бруштейн ни секундочки не скрывала, что ее Саша Яновская – в точности писательница в детстве.

А что мы знаем о Симоне Шанже, авторе серии романов про Анжелику?

Для начала – они непохожи. Невысокая шатенка Симона, уроженка Прованса, выросшая в Париже, не отличалась особенной красотой, и судя по биографии не очаровывала мужчин одним взмахом ресниц. Ей не случалось флиртовать с королем или соблазнять султана, вести за собой деревенских «ангелочков» или отчаявшихся протестантов, царствовать с Каламбреденом в нищенской роскоши Двора Чудес или отстреливаться от врагов. Ей случалось знавать бедность и жить впроголодь, а вот богатства на долю семьи не выпадало ни разу, даже на пике славы. И возлюбленного она отыскала сама, безо всякого принуждения.

Выходит, Анжелика чистая выдумка?

Не совсем. Начнем биографию с детства. Благо все обстоятельства благоприятствовали будущей литературной карьере Симоны. Она родилась в 1921 году в Тулоне, небольшом портовом городе Прованса, на Лазурном берегу Средиземного моря. И провела детство в окружении рыбацких лодок, средневековых мощеных улочек, крытых красной черепицей домов, персиковых и миндальных деревьев.

Довоенный Тулон хранил тайны французской истории – здесь все еще помнили эпидемии Черной Смерти, рассказывали легенды о фее Мелюзине, пели пиратские баллады и серенады трубадуров. В чертах смуглых лиц горожан угадывалась толика мавританской крови, а длинные породистые носы мужчин напоминали о римском владычестве. Казалось, совсем недавно отсюда отплывали корабли крестоносцев, спешащих освободить Иерусалим – отплывали, чтобы сгинуть в горячих песках Заморья.

Самой интересной персоной в биографии Симоны Шанже выглядит конечно же бабушка по материнской линии, о которой мы почти ничего не знаем. Мари-Адриенн Брийо де Ложардьер (BRILLAUD de LAUJARDIÈRE), дворянка, дочь маркиза из славной, но обедневшей фамилии, ведущей родословную с 1451 года. Скорее всего семья потеряла состояние и земли в революцию. Мари-Адриенн не погнушалась выйти замуж за богатого торговца рыбой и произвела на свет единственную дочь, Фернанду. Скорее всего от бабушки Симоне достались рассказы о ветшающем замке, старинной мебели, строгом старом бароне, блюдущем фамильную честь, и его авантюристе-сыне, сбежавшем в Америку.

Мать Симоны, Фернанда, оказалась заурядной домохозяйкой. Она конечно окончила местную школу, но не интересовалась ничем, кроме семьи, денег, хозяйства и карьерного роста мужа. Зато отец, капитан ВМФ Пьер Шанже отличался пытливым нравом, увлекался самолетами и изобретательством. Это помешало ему дослужиться до приличного чина во флоте, зато помогло выпустить книгу по авиации. Военное министерство поскупилось на цветные иллюстрации, поэтому маленькая Симона вручную раскрасила папе 500 экземпляров его творения.

В детстве будущая писательница много болела, пропускала школу, недели и месяцы проводя в постели с книгой. Вынужденная неподвижность развила и без того богатую фантазию девочки. Одинокие прогулки по полям и лесам скорее всего происходили лишь в мечтах девочки. Первые рассказы Симона начала сочинять в семь лет и иллюстрировала их самостоятельно. Рисованием она занималась довольно серьезно, но судя по всему, успеха не имела – или семья не поддержала ее в этом увлечении. Образ брата Анжелики, Гонтрана, ставшего вольным живописцем вопреки воле родителей возможно возник не зря.

Зачем семья переехала сперва в Шербур, а затем и в Версаль, мне не удалось выяснить. Возможно отец семейства умер или ушел в отставку. Кстати, для прояснения – жила Симона не во дворце, а в городе Версале, ставшем со временем пригородом Парижа. Естественно, там сохранилась роскошь одного из красивейших дворцов и парковых ансамблей Европы.

Скорее всего доступ в парки был открыт и часть времени девочка с блокнотом и этюдником проводила возле беседок, павильонов и статуй, впитывая романтическую атмосферу эпохи. Но и от литературных увлечений Симона не отвернулась – в 1939 году был написан ее первый роман «В деревне на моих глазах» – своеобразная автобиография девушки.

В 1939 году началась Вторая Мировая война, в 1940м Франция капитулировала. Для большинства французов (если те не были евреями, коммунистами или цыганами) оккупация прошла в общем легко – ни концлагерей, ни сожженных дотла деревень. Однако у свободолюбивой Симоны сам факт захвата власти фашистами вызвал глубокое чувство внутреннего протеста.

Она приобрела велосипед и отправилась путешествовать. Первый маршрут мадемуазель Шанже проделала по французской провинции Пуату – она путешествовала от монастыря к монастырю, находя приют у добросердечных монахинь. Скорее всего тогда она и влюбилась в очарованный край болот и каналов, средневековых башен и церквей, легенд и преданий. И конечно попробовала леденцы из дягиля-анжелики.

Второе путешествие оказалось более авантюрным – Симона решила доехать до Испании, чтобы хоть немного побыть на свободной от оккупантов земле. Естественно, что на границе девушку арестовали по подозрению в шпионаже. Симона сумела произвести впечатление наивной дурочки с богатым воображением и так очаровала немецкого коменданта, что тот не только выпустил ее и выписал пропуск, но и посоветовал, какие пейзажи Басконии лучше изобразить.

Скорее всего в пути Симона встречала не только пасторальные виды, галантных солдат и милых крестьян. Сцены насилия, уничтожения деревень и осады замка выглядят достаточно живо, чтобы предположить, что автор видел больше, чем следует видеть юной девушке.

В 1943 году Симону ждалол крупное событие – вышел в свет ее первый роман под женским псевдонимом Жоэль Дантерн. В 1944м писательница внесла свою лепту в Сопротивление. Ее сестра-подпольщица попросила вывезти из Парижа и спрятать пакет с секретными документами. Мадемуазель Шанже без единого возражения выполнила просьбу, забрала документы и спокойно зарыла их на огороде у одной версальской подруги.

Кроме политики мадемуазель Шанже с присущим ей упорством занималась карьерой. И имела успех весьма значительный для девушки из небогатой семьи. Она публиковалась под несколькими псевдонимами (Анн Сервоз, Доминика Понмайн) сочиняла серии рассказов, эссе, статьи, и даже сценарии к фильмам, один из которых (Женщина в красном) пережил два ремейка. Кстати, судя по изобилию псевдонимов, никто не мешал мадемуазель Шанже публиковаться под женским именем.

В 25 лет она оказалась среди основателей популярного «Французского журнала», возглавила коллектив и более 10 лет снабжала издание материалами. Меня сильно интересовал вопрос, на что жила семья до того, как вышла в свет первая «Анжелика» – на литературные и журналистские гонорары Симоны.

Помимо публицистических материалов, писательница успела выпустить несколько приключенческих романов для юношества. Один из них (Патруль Невинных святых) и принес мадемуазель Шанже литературную премию, благодаря которой писательница смогла позволить себе поездку в Конго.

Симона рассчитывала, что привезет во Францию цикл статей или даже роман по деколонизации Африки, расскажет про освобождение угнетенного населения, коварную сонную болезнь и причудливых обитателей джунглей. А вместо этого она встретила любовь всей своей жизни – Всеволода Сергеевича Голубинова, немолодого русского инженера, некрасивого старика, как показалось Симоне при первой встрече. Через несколько дней Голубинов покорил ее сердце, через год они поженились, затем появился на свет первый сын супругов, Кирилл.

Симоне приходилось и голодать и переживать трудности и мчаться с грудным ребенком через пол-Африки, чтобы отыскать и спасти любимого мужа, захваченного аборигенами в плен.

Оцените статью
Анжелика – неукротимая маркиза
Каролина и Стефания Гримальди: такие разные дочери Грейс Келли